Статья 1205. право, подлежащее применению к вещным правам

Общая собственность

Под договором подразумевается так называемый брачный договор, заключенный между мужчиной и женщиной и определяющий их имущественные права и обязанности в браке и (или) в случае его расторжения. Брачный договор имеет письменную форму и подлежит нотариальному заверению. Он может быть заключен до брака, при регистрации и в любой момент семейной жизни.

Частью 2 данной статьи установлено, что собственность принадлежит исключительно одному из супругов, если приобретена до официальной регистрации отношений, получена во время брака в дар или в порядке наследования. Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и т.п.), кроме драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные во время брака за счет общих средств мужа и жены, признаются собственностью того, кто ими пользовался.

Статья 1205 ГК РФ. Общие положения о праве, подлежащем применению к вещным правам

  1. Содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится.
  2. Принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится.

Комментарий к статье 1206 Гражданского Кодекса РФ

1. Пункт 1 коммент. ст. в дополненном варианте воспроизводит норму п. 2 ст. 164 Основ гражданского законодательства. По общему правилу возникновение и прекращение вещных прав на имущество определяется по общему принципу ст. 1206 ГК — закону места нахождения имущества (lex rei sitae). Подробнее о способах приобретения и прекращения права собственности в России см. коммент. к ст. ст. 218 — 243 ГК.

При этом факт нахождения имущества на территории того или иного государства устанавливается на момент, когда имело место обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения вещных прав. Напротив, не имеет значения то, где вещь находится в период осуществления или защиты права на нее, а также то, где имело место обстоятельство, послужившее основанием для возникновения либо прекращения вещных прав (например, где был заключен договор о приобретении вещи). В силу этого судьба возникшего вещного права не зависит от перемещения этой вещи в другое государство, что традиционно считается одной из гарантий права собственности в зарубежных правопорядках (например, ст. 100 Швейцарского закона о международном частном праве 1987 г., аналогичная по содержанию норме п. 1 коммент. ст.).

2. Правило п. 1 коммент. ст. является общим и может быть изменено иным законом (например, ст. 1207 ГК, ст. 415 КТМ). Таким образом, в России получат признание вещные права, возникшие в зарубежном государстве в соответствии с его законодательством (даже если аналогичные способы возникновения права или сам вид вещного права в России не предусмотрены), при условии что иное не будет прямо предусмотрено российским законом. Таким же образом соответствующие права могут быть признаны в России правомерно прекратившимися.

В целом же надо отметить традиционность подобной привязки для международной практики. Так, в договорах Российской Федерации со странами СНГ соответствующая коллизионная норма сформулирована аналогичным образом (ст. 11 Киевского соглашения 1992 г., ст. 38 Минской конвенции 1993 г.).

3. Норма п. 2 является специальной по отношению к правилу п. 1 коммент. ст., так как определяет возникновение и прекращение вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящегося в пути движимого имущества (rei in transitu — «вещи в пути»). В данном случае в России подлежит применению закон места отправления имущества независимо от того, на основании какой сделки — внешнеторговой или любой иной — имущество перемещается.

Рассматриваемое правило актуально для случаев пересечения транспортируемой вещью границ различных государств, когда невозможно определить ее место нахождения в момент совершения по ее поводу сделки, или нахождения вещи в этот момент вообще вне границ (например, в открытом море). Таким образом, иные основания возникновения и прекращения вещных прав на «вещь в пути», не являющиеся сделкой, регулируются п. 1, а не п. 2 коммент. ст.

Впрочем, в ряде двусторонних международных договоров с участием Российской Федерации могут устанавливаться иные по сравнению с п. 2 коммент. ст. правила. Например, согласно п. 3 ст. 38 Договора между Российской Федерацией и Эстонской Республикой в отношении находящегося в пути движимого имущества применимым будет не закон государства, из которого товар был отправлен, а закон места совершения сделки.

4. Норма п. 3 коммент. ст. также является исключением из общего правила п. 1 коммент. ст. Впервые в России она регулирует коллизию, связанную с возникновением вещных прав на имущество в силу приобретательной давности.

В качестве применимого права указывается закон страны, где имущество находилось в момент окончания указанного срока. Именно по указанному закону должно подтверждаться как истечение срока давности, так и соблюдение давностным владельцем всех необходимых условий (реквизитов) приобретения вещного права данным способом (например, по российскому праву описание соответствующих условий см. в коммент. к ст. 234 ГК).

Сформулированная в п. 3 коммент. ст. коллизионная привязка является достаточно традиционной для зарубежных правопорядков (например, аналогичная ей норма закреплена в ст. 53 итальянского Закона о реформе итальянской системы международного частного права 1995 г., ст. 1120 Гражданского кодекса Республики Беларусь, ст. 1185 Гражданского кодекса Республики Узбекистан).

Другой комментарий к статье 1205 ГК РФ

1. Коллизионные нормы, относящиеся к вещным правам, являются одним из элементов правового регулирования имущественных отношений в сфере МЧП. Круг вопросов, охватываемых этими нормами, достаточно широк. Он включает в себя: определение самого понятия «вещные права»; содержание вещных прав; определение имущества в качестве недвижимого или движимого; условия и порядок осуществления, а также защиты имущественных прав.

2. Комментируемая статья вводит общие положения о праве, подлежащем применению к вещным правам, что является новым по сравнению с положениями, содержащимися в Основах гражданского законодательства. Однако наиболее важная новелла состоит в указании статьи на то, что она применяется к отношениям по поводу как права собственности, так и иных имущественных прав.

3. Коллизионное право большинства стран включает положения, касающиеся права собственности. Коллизионные вопросы права собственности, наряду с вопросами статуса иностранца, исторически относятся к исходным началам МЧП. Многосторонние договоры, заключенные в рамках СНГ, — Киевское соглашение 1992 г. и Минская конвенция 1993 г. — также содержат упоминание о праве, применимом к вопросам права собственности. Однако появление новых форм и элементов имущественных отношений как внутри государства, так и в условиях международного сотрудничества, побуждает к развитию соответствующего законодательства. Российская коллизионная норма полностью восприняла подход, содержащийся в гл. 13 ГК, указывающей не только на право собственности, но и на иные вещные права лиц, не являющихся собственниками. Таким образом, комментируемая статья применяется при выборе права к отношению, предметом которого являются не только вопросы права собственности, например объем правомочий собственника, но и вопросы вещного права, в частности постоянное (бессрочное) пользование земельным участком, сервитуты, хозяйственное ведение имуществом, оперативное управление им.

4. В целом в комментируемой статье решается вся совокупность коллизионных вопросов, относящихся к праву собственности и иным вещным правам, кроме тех, которые связаны с их возникновением и прекращением (проблемам возникновения и прекращения права собственности и иных вещных прав посвящена ст. 1206 ГК).

5. Универсальный характер положений комментируемой статьи выражается в том, что она применима к вещным правам как на движимое, так и на недвижимое имущество. Вместе с тем для целей специального коллизионного регулирования в ст. 1207 ГК выделяется такое имущество, как суда и космические объекты. От коллизионного регулирования имущественных прав на недвижимость следует отличать коллизионное регулирование договорных отношений по поводу недвижимости, чему посвящена ст. 1213 ГК.

6. В п. 1 комментируемой статьи содержится двусторонняя коллизионная норма, определяющая, что ко всем вопросам вещных прав, кроме касающихся их возникновения и прекращения, и к вещным правам на любое имущество, за исключением судов и космических объектов, применяется право страны места нахождения имущества. Данная привязка, как правило, не вызывает вопросов, если речь идет об объектах недвижимости, поскольку место их нахождения неизменно. Что касается движимого имущества, свойством которого является возможность его перемещения, то определение места его нахождения сопряжено с необходимостью доказывания фактических обстоятельств.

7. Квалификация имущества в качестве движимого или недвижимого осуществляется по месту его фактического нахождения. Такой подход позволяет избежать возможности конфликта между квалифицирующими признаками, установленными ГК, и законом страны места фактического нахождения имущества.

Комментарий к статье 1206 Гражданского Кодекса РФ

1. Пункт 1 коммент. ст. в дополненном варианте воспроизводит норму п. 2 ст. 164 Основ гражданского законодательства. По общему правилу возникновение и прекращение вещных прав на имущество определяется по общему принципу ст. 1206 ГК — закону места нахождения имущества (lex rei sitae). Подробнее о способах приобретения и прекращения права собственности в России см. коммент. к ст. ст. 218 — 243 ГК.

При этом факт нахождения имущества на территории того или иного государства устанавливается на момент, когда имело место обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения вещных прав. Напротив, не имеет значения то, где вещь находится в период осуществления или защиты права на нее, а также то, где имело место обстоятельство, послужившее основанием для возникновения либо прекращения вещных прав (например, где был заключен договор о приобретении вещи). В силу этого судьба возникшего вещного права не зависит от перемещения этой вещи в другое государство, что традиционно считается одной из гарантий права собственности в зарубежных правопорядках (например, ст. 100 Швейцарского закона о международном частном праве 1987 г., аналогичная по содержанию норме п. 1 коммент. ст.).

2. Правило п. 1 коммент. ст. является общим и может быть изменено иным законом (например, ст. 1207 ГК, ст. 415 КТМ). Таким образом, в России получат признание вещные права, возникшие в зарубежном государстве в соответствии с его законодательством (даже если аналогичные способы возникновения права или сам вид вещного права в России не предусмотрены), при условии что иное не будет прямо предусмотрено российским законом. Таким же образом соответствующие права могут быть признаны в России правомерно прекратившимися.

В целом же надо отметить традиционность подобной привязки для международной практики. Так, в договорах Российской Федерации со странами СНГ соответствующая коллизионная норма сформулирована аналогичным образом (ст. 11 Киевского соглашения 1992 г., ст. 38 Минской конвенции 1993 г.).

3. Норма п. 2 является специальной по отношению к правилу п. 1 коммент. ст., так как определяет возникновение и прекращение вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящегося в пути движимого имущества (rei in transitu — «вещи в пути»). В данном случае в России подлежит применению закон места отправления имущества независимо от того, на основании какой сделки — внешнеторговой или любой иной — имущество перемещается.

Рассматриваемое правило актуально для случаев пересечения транспортируемой вещью границ различных государств, когда невозможно определить ее место нахождения в момент совершения по ее поводу сделки, или нахождения вещи в этот момент вообще вне границ (например, в открытом море). Таким образом, иные основания возникновения и прекращения вещных прав на «вещь в пути», не являющиеся сделкой, регулируются п. 1, а не п. 2 коммент. ст.

Впрочем, в ряде двусторонних международных договоров с участием Российской Федерации могут устанавливаться иные по сравнению с п. 2 коммент. ст. правила. Например, согласно п. 3 ст. 38 Договора между Российской Федерацией и Эстонской Республикой в отношении находящегося в пути движимого имущества применимым будет не закон государства, из которого товар был отправлен, а закон места совершения сделки.

4. Норма п. 3 коммент. ст. также является исключением из общего правила п. 1 коммент. ст. Впервые в России она регулирует коллизию, связанную с возникновением вещных прав на имущество в силу приобретательной давности.

В качестве применимого права указывается закон страны, где имущество находилось в момент окончания указанного срока. Именно по указанному закону должно подтверждаться как истечение срока давности, так и соблюдение давностным владельцем всех необходимых условий (реквизитов) приобретения вещного права данным способом (например, по российскому праву описание соответствующих условий см. в коммент. к ст. 234 ГК).

Сформулированная в п. 3 коммент. ст. коллизионная привязка является достаточно традиционной для зарубежных правопорядков (например, аналогичная ей норма закреплена в ст. 53 итальянского Закона о реформе итальянской системы международного частного права 1995 г., ст. 1120 Гражданского кодекса Республики Беларусь, ст. 1185 Гражданского кодекса Республики Узбекистан).

Комментарий к статье 1206 Гражданского Кодекса РФ

1. Пункт 1 коммент. ст. в дополненном варианте воспроизводит норму п. 2 ст. 164 Основ гражданского законодательства. По общему правилу возникновение и прекращение вещных прав на имущество определяется по общему принципу ст. 1206 ГК — закону места нахождения имущества (lex rei sitae). Подробнее о способах приобретения и прекращения права собственности в России см. коммент. к ст. ст. 218 — 243 ГК.

При этом факт нахождения имущества на территории того или иного государства устанавливается на момент, когда имело место обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения вещных прав. Напротив, не имеет значения то, где вещь находится в период осуществления или защиты права на нее, а также то, где имело место обстоятельство, послужившее основанием для возникновения либо прекращения вещных прав (например, где был заключен договор о приобретении вещи). В силу этого судьба возникшего вещного права не зависит от перемещения этой вещи в другое государство, что традиционно считается одной из гарантий права собственности в зарубежных правопорядках (например, ст. 100 Швейцарского закона о международном частном праве 1987 г., аналогичная по содержанию норме п. 1 коммент. ст.).

2. Правило п. 1 коммент. ст. является общим и может быть изменено иным законом (например, ст. 1207 ГК, ст. 415 КТМ). Таким образом, в России получат признание вещные права, возникшие в зарубежном государстве в соответствии с его законодательством (даже если аналогичные способы возникновения права или сам вид вещного права в России не предусмотрены), при условии что иное не будет прямо предусмотрено российским законом. Таким же образом соответствующие права могут быть признаны в России правомерно прекратившимися.

В целом же надо отметить традиционность подобной привязки для международной практики. Так, в договорах Российской Федерации со странами СНГ соответствующая коллизионная норма сформулирована аналогичным образом (ст. 11 Киевского соглашения 1992 г., ст. 38 Минской конвенции 1993 г.).

3. Норма п. 2 является специальной по отношению к правилу п. 1 коммент. ст., так как определяет возникновение и прекращение вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящегося в пути движимого имущества (rei in transitu — «вещи в пути»). В данном случае в России подлежит применению закон места отправления имущества независимо от того, на основании какой сделки — внешнеторговой или любой иной — имущество перемещается.

Рассматриваемое правило актуально для случаев пересечения транспортируемой вещью границ различных государств, когда невозможно определить ее место нахождения в момент совершения по ее поводу сделки, или нахождения вещи в этот момент вообще вне границ (например, в открытом море). Таким образом, иные основания возникновения и прекращения вещных прав на «вещь в пути», не являющиеся сделкой, регулируются п. 1, а не п. 2 коммент. ст.

Впрочем, в ряде двусторонних международных договоров с участием Российской Федерации могут устанавливаться иные по сравнению с п. 2 коммент. ст. правила. Например, согласно п. 3 ст. 38 Договора между Российской Федерацией и Эстонской Республикой в отношении находящегося в пути движимого имущества применимым будет не закон государства, из которого товар был отправлен, а закон места совершения сделки.

4. Норма п. 3 коммент. ст. также является исключением из общего правила п. 1 коммент. ст. Впервые в России она регулирует коллизию, связанную с возникновением вещных прав на имущество в силу приобретательной давности.

В качестве применимого права указывается закон страны, где имущество находилось в момент окончания указанного срока. Именно по указанному закону должно подтверждаться как истечение срока давности, так и соблюдение давностным владельцем всех необходимых условий (реквизитов) приобретения вещного права данным способом (например, по российскому праву описание соответствующих условий см. в коммент. к ст. 234 ГК).

Сформулированная в п. 3 коммент. ст. коллизионная привязка является достаточно традиционной для зарубежных правопорядков (например, аналогичная ей норма закреплена в ст. 53 итальянского Закона о реформе итальянской системы международного частного права 1995 г., ст. 1120 Гражданского кодекса Республики Беларусь, ст. 1185 Гражданского кодекса Республики Узбекистан).

Ст. 256 ГК РФ и нормы СК

Трактовать ст. 256 Гражданского кодекса стоит, учитывая нормы, и правила, устанавливаемые Семейным кодексом РФ

Особенное внимание к главам:

  • Глава 7, что рассматривает «Законный режим имущества супругов»;
  • Глава 8, о договорном режиме семейного имущества;
  • Глава 9, где прописанная ответственность обеих супругов за взятые обязательства.

Именно, в этих главах присутствует конкретика, точность всех правовых установлений ГК относительно имущества супругов.

7 Глава состоит из семи статей, каждая из которых касается имущества супругов, исходя из законного режима совместной собственности супругов. Также здесь установлены правила пользования, владения и распоряжения имуществом, что является общим для супругов.

8 Глава насчитывает 5 статей, содержимое которых касается договорного режима имущества. Его использование предусматривает составление брачного договора между супругами. В статьях описывается как составляется договор, как он заключается, какие правила действуют относительно его содержания, как будет происходить изменение или расторжение сделки, а также условия при каких возможно признание его недействительным.

9 Глава содержит только две статьи:

  1. Обращение взыскания относительно имущества супругов.
  2. Брачный договор – гарантирование прав кредиторов при его расторжении, заключении или изменении условий.

Как, можно увидеть из исторических данных, ранее перехода от установленного законодательством режима имущества, к согласованному между супругами, посредством договора, не предусматривалось. Сейчас пара может выбирать: либо законный режим, либо договорной. Посредством договора можно прописать собственные правила раздела имущества, главное чтобы супруги пришли к согласию по всем пунктам.

Комментарий к статье.

Вещные права — это одна из правовых форм реализации отношений собственности. Следует отметить, что легального определения вещных прав в российском законодательстве не существует. Обычно они определяются как права, которые предоставляют их обладателю возможность непосредственного (независимо от какого-либо другого лица) воздействия на вещь. Тем самым вещные права отличаются от обязательственных, когда правовой результат в гражданских отношениях достигается через требование к третьему лицу совершить определенное действие (передать вещь, выполнить работу и т.д.). В соответствии с действующим законодательством РФ устанавливается принцип замкнутости перечня ограниченных вещных прав, означающий, что признавать соответствующее право в качестве ограниченного вещного права может только закон.

Помимо права собственности к числу вещных прав по российскому законодательству относится право хозяйственного ведения, сервитута, пожизненного наследуемого владения и др. В правопорядках других стран перечень вещных прав может быть другим. Так, законодательство ФРГ выделяет такое вещное право, как право застройки, английское коллизионное право рассматривает в качестве вещных право залога и право аренды недвижимого имущества на длительный срок и др.

Комментируемая статья закрепила коллизионное правило о выборе применимого права к праву собственности и иным вещным правам на недвижимое и движимое имущество: такое право определяется по праву страны, где находится соответствующее имущество. Другими словами, она содержит коллизионную норму «закон места нахождения вещи» (lex rei sitae).

На основании данной коллизионной привязки определяется вещный статут, т.е. право, подлежащее применению для регулирования отношений собственности и иных вещных прав. В частности, определяются виды объектов вещных прав, в том числе принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам, оборотоспособность объектов вещных прав, виды вещных прав и их содержание, возникновение и прекращение вещных прав, в том числе переход права собственности; осуществление и защита вещных прав.

В комментируемой статье в редакции Федерального закона от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ изменился объем коллизионной нормы, привязка же осталась без изменений.

Ранее в объем коллизионной нормы были включены слова «содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита»; в действующей же редакции коллизионная норма сформулирована в самом общем виде — «право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество».

Это изменение обусловлено, во-первых, усложнением отношений собственности и, во-вторых, расширением вариантов распоряжения этим правом, допускаемых законом и используемых в практике.

Таким образом, законодатель сохранил исторически сложившийся общий подход к коллизионной привязке о праве, применимом к праву собственности на вещь, добавив в комментируемую статью «иные вещные права», что означает ликвидацию серьезного пробела, и установил единый коллизионный критерий для движимого и недвижимого имущества.

Следует отметить, что данная статья устанавливает общее правило, вытекающее из закона места нахождения вещи, из которого возможны исключения. В частности, одно из исключений касается так называемой недвижимости в силу закона. Согласно п. 1 ст. 130 ГК РФ к недвижимым вещам относятся и подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, для которых действуют свои правила. Так, к праву собственности и иным вещным правам на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, подлежащие государственной регистрации, применяется право страны, где эти суда и объекты зарегистрированы (см. комментарий к ст. 1207).

Кроме того, следует учитывать ст. 1206 ГК (см. комментарий к ней), которая содержит свои правила, касающиеся отношений, осложненных иностранным элементом, регулирующих возникновение и прекращение вещных прав, и к которой комментируемая статья неприменима.

Следует иметь в виду, что коллизионные нормы некоторых международных договоров, в которых участвует Россия, не отличаются от нормы, содержащейся в комментируемой статье. Так, по Минской конвенции 1993 г. (п. 1 ст. 38) право собственности на недвижимое имущество определяется по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой находится это недвижимое имущество. Аналогичная норма содержится и во многих двусторонних договорах о правовой помощи, заключенных Россией с другими странами.

Ссылки по теме:

Выводы и советы

В ГК РФ ст. 256 является как регулятор общей собственности супругов, и дает пояснения по этому поводу: что среди нажитого за время брака будет общим, а что из имущества останется только одному из них. Здесь, приводятся все обоснования для такого раздела.

При трактовке этой статьи стоит помнить, что она говорит о собственности супругов вообще. Как делиться будут подарки, презенты здесь не описывается. Также правила составления брачных договоров, и иные нюансы указываются здесь только в общих чертах. Найти, ответы на эти вопросы, можно используя гражданский и семейный кодекс российской федерации.

Решения в отдельных ситуациях подскажет грамотный, опытный юрист. Он видит все, что касается именно определенного случая в целом, и знает прописанные законодательством нюансы. Причем, действительно хороший специалист, всегда в курсе изменений в законодательной базе, и сможет защитить ваши интересы. Естественно, если эти интересы и требования не противоречат законам РФ.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий