Статья 153. понятие сделки

Комментарий к Ст. 165 ГК РФ

1. Нотариальное удостоверение сделок требуется в случаях, указанных в ст. 163 ГК РФ. Несоблюдение нотариальной формы влечет ничтожность сделки.

Суд может признать сделку действительной, несмотря на несоблюдение нотариальной формы, при наличии следующих условий:

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

8 (495) 899-03-81 (Москва и МО)8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

1) одна из сторон полностью или частично исполнила сделку (очевидно, и другая сторона может полностью или частично исполнить сделку);

2) другая сторона уклоняется от нотариального удостоверения сделки; обычно это происходит в результате бездействия, хотя не исключены и активные действия;

3) заявлено требование стороны, исполнившей сделку, о признании ее действительной.

При рассмотрении таких требований суд, кроме названных условий, учитывает, конечно, и конкретные обстоятельства каждого дела (причины того, почему сделка не была нотариально удостоверена, упречность поведения каждой из сторон и т.д.).

Важно отметить, что даже при наличии названных трех условий суд может (но не обязан!) признать сделку действительной. На первый взгляд возможность признания ничтожной сделки действительной алогична

Действительно, с точки зрения юридической логики вряд ли можно признать обоснованным объявление ничтожной, т.е. абсолютно недействительной, сделки действительной (правомерным актом). Однако торжество формально-юридической логики не должно вести к ущемлению справедливости. К тому же сторона, уклоняющаяся от нотариального удостоверения сделки, исполненной полностью или в части другой стороной, как правило, является недобросовестной (она уклоняется от надлежащего оформления сделки), нередко допускает злоупотребление правом (ст. 10 ГК). Другая сторона, как правило, является более «слабой». Ведь она исполнила сделку (полностью или частично), но не может произвести ее оформление в установленном законом порядке. Поэтому провозглашено общее правило: несоблюдение нотариальной формы влечет ничтожность сделки. При этом допускается отступление от этого правила по усмотрению суда

На первый взгляд возможность признания ничтожной сделки действительной алогична. Действительно, с точки зрения юридической логики вряд ли можно признать обоснованным объявление ничтожной, т.е. абсолютно недействительной, сделки действительной (правомерным актом). Однако торжество формально-юридической логики не должно вести к ущемлению справедливости. К тому же сторона, уклоняющаяся от нотариального удостоверения сделки, исполненной полностью или в части другой стороной, как правило, является недобросовестной (она уклоняется от надлежащего оформления сделки), нередко допускает злоупотребление правом (ст. 10 ГК). Другая сторона, как правило, является более «слабой». Ведь она исполнила сделку (полностью или частично), но не может произвести ее оформление в установленном законом порядке. Поэтому провозглашено общее правило: несоблюдение нотариальной формы влечет ничтожность сделки. При этом допускается отступление от этого правила по усмотрению суда.

2. Договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 433 ГК) (о государственной регистрации сделок см. ст. 164 ГК и комментарий к ней). В то же время в п. 1 комментируемой статьи предусмотрено, что в случаях, установленных законом, несоблюдение требования о государственной регистрации сделки влечет ее ничтожность.

Суд может (но не должен!) вынести решение о регистрации сделки, требующей государственной регистрации, если:

— сделка совершена в надлежащей форме. Так, договор ренты должен быть совершен в нотариальной форме (ст. 584 ГК); договор продажи предприятия заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 1 ст. 560 ГК); договор аренды здания или сооружения заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 1 ст. 651 ГК), и т.д.;

— одна из сторон уклоняется от регистрации сделки;

— заявлено требование о регистрации сделки (хотя это условие не упомянуто в п. 3 комментируемой статьи, однако оно само собой разумеется).

Понятно, что и в этом случае суд учитывает конкретные обстоятельства дела.

3. Взыскание убытков (ст. 15 ГК), о котором говорится в п. 4 комментируемой статьи, возможно только в том случае, если уклонение от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки признано необоснованным.

Комментарий к Части 1 Гражданского кодекса РФ Статья 153. Понятие сделки

1. Сделки — самое распространенное основание возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений. Это и понятно, поскольку гражданские права и обязанности возникают и реализуются в основном по воле самих субъектов гражданского права. Совершая различные сделки, граждане и юридические лица реализуют возможности, которые заложены в их право- и дееспособности.

Комментируемая статья содержит легальное определение сделки как юридического факта, которое может считаться для российского права традиционным, ибо примерно также понятие сделки раскрывалось во всех прежних кодификациях.

Комментарий к Ст. 169 ГК РФ

1. Комментируемая статья закрепляет правовые последствия совершения так называемых антисоциальных сделок. Уникальность этого правового явления обусловлена тем обстоятельством, что принцип свободы договора, предполагающий в том числе автономное волеобразование и волеизъявление сторон, ограничивается необходимостью защиты основ правопорядка в случаях злоупотребления субъектами гражданского права своей свободой.

В соответствии со ст. 30 ГК РСФСР 1922 г. недействительной считалась «сделка, совершенная с целью, противной закону или в обход закона, а равно сделка, направленная к явному ущербу для государства» . Однако справедливости ради надо признать, что и дореволюционное российское право не поощряло сделки, противоречащие добрым нравам и правопорядку. Аналогичные нормы, закрепляющие недействительность «антисоциальных сделок», содержатся в законодательстве Германии, Австрии, Швейцарии, Испании и других государств.

———————————
Об истории развития института «антисоциальных» сделок в советском законодательстве и науке гражданского права см., например: Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 1999. С. 64 — 77.

Используемое в комментируемой статье понятие «основы правопорядка и нравственности» не имеет легального определения. В юридической науке отмечается многогранность понятия «основы правопорядка» и неясность термина «нравственность». В то же время Конституционный Суд РФ полагает, что они имеют вполне определенное содержание. В своем Определении от 8 июня 2004 г. N 226-О КС РФ указывает: «Понятия «основы правопорядка» и «нравственность», как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика, однако они являются настолько неопределенными, что не обеспечивают единообразное понимание и применение соответствующих законоположений… Антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму Гражданского кодекса Российской Федерации, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий».

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем Постановлении от 10 апреля 2008 г. N 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением ст. 169 Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснил, что такого рода сделки нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои. В качестве примеров названное Постановление приводит сделки, направленные на производство и отчуждение определенных видов объектов, изъятых или ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг.

Кроме того, к числу «антисоциальных» сделок традиционно принято относить такие, которые связаны с совершением преступлений, — оплата услуг исполнителя преступления, передача денег при коммерческом подкупе, получение денег в виде взятки за действия (бездействие) в пользу взяткодателя и т.п.

2. Важным условием применения комментируемой статьи является то, что противной основам правопорядка и нравственности должна быть именно цель сделки. Как известно, «цель, преследуемая субъектами, совершающими сделку, всегда носит правовой характер — приобретение права собственности, права пользования определенной вещью и т.д. Типичная для данного вида сделок правовая цель, ради которой они совершаются, называется основанием сделки (causa)» .

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

8 (495) 899-03-81 (Москва и МО)8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Отв. ред. Е.А Суханов. М., 1998. Т. 1. С. 331.

Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 10 апреля 2008 г. N 22, необходимо установить, что цель сделки, права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей (ст. 153 ГК) заведомо противоречили основам правопорядка и нравственности. При этом цель сделки может быть признана заведомо противной основам правопорядка и нравственности только в том случае, если в ходе судебного разбирательства будет установлено наличие умысла на это хотя бы у одной из сторон.

По указанной причине не могут быть признаны «антисоциальными», например, сделки, стороны которых в тексте документа, выражающего условия соглашения, занизили размер встречного предоставления по сравнению с истинным. Предположим, договор купли-продажи жилого помещения заключен на условиях наличной оплаты, однако в тексте такого договора указана сумма, в 3 — 4 раза меньшая по сравнению с ценой договора, устно согласованной сторонами и фактически уплаченной покупателем. Такого рода ситуации весьма широко распространены в отношениях между физическими лицами, поскольку связаны с нежеланием продавцов недвижимости уплачивать налог на доходы физического лица (ст. 210 НК) с суммы, составляющей цену договора.

Целью договора в данном случае следует считать возмездный переход права собственности на жилое помещение, а вовсе не уклонение продавца от налогообложения. По этой причине расценивать весь договор купли-продажи как сделку, противоречащую основам правопорядка и нравственности, нет никаких оснований, что не препятствует, однако, признанию недействительной какой-либо части сделки по иному основанию.

Арбитражная практика в настоящее время свидетельствует об осторожном отношении к применению ст. 169 ГК РФ

Так, при оспаривании итогов приватизации (дело «Тольяттиазот») истец ссылался на невыполнение ответчиком условий договора купли-продажи. Однако Президиум ВАС РФ не обнаружил оснований для признания приватизационной сделки недействительной как противоречащей основам правопорядка или нравственности. По мнению Суда, «квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, то есть достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит заведомо и очевидно для участников гражданского оборота основам правопорядка и нравственности» .

———————————
Постановление Президиума ВАС РФ от 22 ноября 2005 г. N 4937/05 по делу N А55-3006/2004-46.

3. Сложность применения комментируемой статьи заключается также в том, что сделки, противные основам правопорядка и нравственности, следует отграничивать от смежных составов недействительных сделок. Чаще всего стороны заключают мнимые или притворные сделки, которые ошибочно квалифицируются как «антисоциальные».

В арбитражный суд обратился налоговый орган с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки (договора пожертвования ценных бумаг) по передаче принадлежавших ООО акций благотворительному фонду и последующему внесению фондом акций в уставный капитал инвестиционной компании. По мнению истца, целями указанных действий являлись: уход от налогообложения всех участников передачи акций; закрепление указанных пакетов акций за инвестиционной компанией; нарушение норм действующего законодательства при безвозмездной передаче акций по цепочке: ООО — благотворительный фонд — инвестиционная компания и создание условий для невозможности взыскания налогов с лиц, участвовавших в сделках. Последнее было обусловлено добровольной ликвидацией ООО вскоре после передачи акций и исключением общества из государственного реестра.

Как полагал истец, благотворительный фонд, передавая акции, полученные им в целях осуществления благотворительной деятельности, лицу, в чьи цели деятельности не входило какое-либо осуществление программ благотворительности, не достиг и не способствовал достижению цели благотворительности. В этой связи суд пришел к выводу, что ООО (его общее собрание участников, в котором участвовали все эмитенты акций), принимая решение о совершении крупной сделки — договора пожертвования ценных бумаг, должно было знать, что непосредственное использование акций в благотворительных целях фондом невозможно. По мнению суда, изначально предполагалась последующая передача акций в собственность коммерческой организации путем внесения их в уставный капитал для реализации имущественных прав по этим ценным бумагам.

Как счел суд, такая передача была направлена на освобождение от налогообложения благотворительного фонда при получении акций от ООО. Действия ООО в совокупности с обстоятельствами передачи акций позволили суду сделать вывод, что действия участников этой передачи акций были направлены на уклонение от уплаты налогов .

———————————
Решение Арбитражного суда г. Москвы от 2 и 6 июля 2007 г. по делу N А40-78280/06-137-633 и другие решения по этому делу.

Такого рода цель, безусловно, относится к числу противных основам правопорядка

Однако хотелось бы обратить внимание на то, что сама по себе цель договора пожертвования ценных бумаг, заключенного между ООО и благотворительным фондом, не противоправна, она состоит в переходе права собственности на имущество к другому лицу. По этой же причине нельзя считать незаконной и отдельно взятую сделку благотворительного фонда по передаче акций инвестиционной компании

В этой связи позиция, которую заняли и истец, и суд, выглядит по меньшей мере необоснованной. В то же время нельзя не заметить, что те или иные сделки, являвшиеся предметом рассмотрения в суде, могли иметь мнимый или притворный характер, например могли прикрывать безвозмездной передачей имущества возмездную или совершаться лишь для вида

Это обстоятельство судом не было принято во внимание

Отличие сделок, противных основам правопорядка и нравственности, от сделок, не соответствующих закону (ст. 168 ГК), заключается в том, что первые не нарушают прямо предписаний какого-либо нормативного правового акта. Поэтому стремление некоторых истцов обосновать свои требования ст. 169 ГК РФ связано не только с возможностью применения особых последствий недействительности, но и с ошибочным смешением понятий «сделка, противоречащая закону» и «сделка, противоречащая основам правопорядка». В этом отношении и в настоящее время справедливо утверждение И.А. Покровского о том, что «дело государства определить все, что необходимо для бытия общественного порядка, положительными предписаниями закона, и тогда, естественно, всякие сделки, противные общественному порядку, будут невозможны уже потому, что они противны закону» .

———————————
Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 253.

4. Комментируемая статья характеризуется также тем, что устанавливает специальные последствия недействительности сделки. В зависимости от умысла сторон подлежит применению односторонняя реституция либо все полученное сторонами по сделке взыскивается в доход Российской Федерации, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.

Столь жесткие последствия недействительности сделок встречаются в гражданском законодательстве редко. Конфискационный (штрафной, карательный) характер этих последствий позволяет некоторым ученым высказывать предположение об их публично-правовой природе.

Очевидно, что именно конфискационные последствия недействительности сделок, противоречащих основам правопорядка и нравственности, во многих случаях и способствуют выбору органами государственной власти оснований для обращения в суд. Представляется, что необходимо отойти от фиксации конфискационных мер в положениях об «антисоциальных» сделках, оставив законодателю возможность закрепления соответствующих мер в нормах публичного права, но не в связи с совершением сделок, а в связи с административным или уголовным правонарушением, сопровождающим сделку.

———————————
Термин «конфискационные последствия» используется применительно к недопущению реституции в отечественной науке довольно давно. См., например: Райхер В.К. Конфискационные последствия сделок, противных интересам социалистического государства и общества // Правоведение. 1965. N 1.

Как и при применении иных последствий недействительности сделок, в случае недопущения реституции прежде, чем обратить в доход государства имущество, перешедшее от участника сделки к другому лицу, необходимо соблюсти права и интересы добросовестного приобретателя имущества .

———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева».

5. С учетом неблагоприятных последствий недействительности сделок, противоречащих основам правопорядка и нравственности, высказываются предложения о сокращении круга случаев, в которых могли бы такие последствия применяться. Как отмечается в Концепции совершенствования общих положений ГК РФ, «применение изъятия исполненного в доход государства может сохранять свою актуальность в следующих случаях: а) совершение сделки с вещью, изъятой из оборота (незаконная продажа оружия, реализация фальшивых денег или ценных бумаг, поддельных лекарств или алкогольной продукции, опасных для жизни и здоровья населения и т.п.); б) совершение сделки, предметом которой является деяние, обладающее признаками преступления или административного правонарушения (проституция, дача взятки, наем убийц, исполнителей для хулиганских действий, террористических актов, массовых беспорядков и проч.)» .

———————————
http://www.privlaw.ru

Комментарий к Ст. 157 Гражданского кодекса РФ

1. В комментируемой статье под условиями понимаются некие обстоятельства, относительно которых неизвестно, наступят они или нет. Правовое значение таких условий заключается в том, что стороны поставили возникновение или прекращение прав и обязанностей в зависимость от наступления или ненаступления данных условий.

Если при наступлении условия возникнут права и обязанности, то такое условие именуется отлагательным.

Сам по себе факт совершения сделки под отлагательным условием не порождает прав и обязанностей. Права и обязанности появятся при наличии еще одного (наряду со сделкой) юридического факта — отлагательного условия.

Отменительным считается условие, с наступлением которого прекращаются существующие (порожденные сделкой) права и обязанности (наступление условия прекращает (отменяет) права и обязанности.

2. Отлагательные и отменительные условия характеризуются следующими чертами:

— неизвестно, наступит условие или нет, поэтому оно не может быть неизбежным (нельзя в качестве такого условия указать истечение срока);

— условие должно быть в принципе возможным. В противном случае оно никогда не наступит и, следовательно, юридический смысл сделки отсутствует;

— в момент совершения сделки условие еще не существует, оно может появиться лишь в будущем (а может и не появиться).

— наступление (ненаступление) условия не должно зависеть от воли сторон.

3. Пункт 3 комментируемой статьи запрещает недобросовестно препятствовать или содействовать наступлению условия. Следовательно, добросовестные действия стороны, способствовавшие наступлению условия либо препятствовавшие его наступлению, допустимы.

Когда в п. 3 комментируемой статьи говорится: «условие признается наступившим», «условие признается ненаступившим», то используется такой юридический прием, как фикция. В первом случае обстоятельство, с которым стороны связывали возникновение или прекращение прав и обязанностей, не стало реальностью (его нет), но с точки зрения правовой считается, что оно есть. И соответственно, возникают или прекращаются права и обязанности. Во втором случае, напротив, обстоятельство наступило, но считается, что его нет.

4. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (см. п. п. 1, 52);

— Постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» (см. п. 4);

— Определение ВС РФ от 11.05.2016 N 305-ЭС16-2309 по делу N А40-123508/2014 (о пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании односторонних сделок по расторжению договоров аренды и уведомления недействительными, признании договоров аренды действующими);

— Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.04.2016 N Ф04-1210/2016 по делу N А46-6815/2015 (о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации и обязании зарегистрировать ограничение права собственности в виде найма на квартиру);

— Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 30.11.2015 N Ф06-2374/2015 по делу N А65-24563/2014 (о признании недействительными договоров поручительства и взыскании задолженности в связи с неосвоением аванса, перечисленного истцом по договору генподряда).

Комментарий к ст. 169 УК РФ

1. Содержание терминов «индивидуальный предприниматель» и «юридическое лицо» раскрывается в ГК (ст. ст. 23, 48 и др.). О предпринимательской деятельности и лицензировании см. коммент. к ст. 171.

2. Для определения того, что следует считать воспрепятствованием в осуществлении законной предпринимательской деятельности в определенных в комментируемой статье формах, необходимо прежде всего установить, каков порядок регистрации и выдачи специальных разрешений, а также основания и порядок правомерного отказа в регистрации либо выдаче специального разрешения. Положения, в общем и конкретно определяющие процедуру регистрации, выдачи разрешений, включая и отказ в удовлетворении соответствующих просьб, содержатся, в частности, в ГК, Федеральных законах от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в ред. от 29.12.2012), от 09.07.1999 N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (в ред. от 06.12.2011), от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в ред. от 29.12.2012), от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (в ред. от 28.07.2012), а также в многочисленных актах органов исполнительной власти.

3. Отказ в удовлетворении законных требований о регистрации и т.д. состоит в информировании обратившегося с просьбой лица о состоявшемся официальном решении. С вынесением соответствующего решения и принятием предусмотренных мер по доведению до сведения заявителя о данном решении связан в данном случае момент окончания преступления. Отказ должен быть окончательным. Неправомерным следует считать отказ в нарушение положений вышеупомянутых нормативных актов, касающихся оснований для отказа в регистрации либо выдаче специального разрешения.

4. Уклонение в отличие от отказа может выражаться в любых действиях (не только в бездействии), направленных на несоблюдение требований нормативных актов о выдаче регистрационного свидетельства либо лицензии. Фактически речь, как правило, идет об умышленном затягивании установленных сроков регистрации либо выдачи специального разрешения. Преступление в этом случае является оконченным в момент совершения конкретных действий либо окончания срока, в течение которого действия должны были быть совершены, при том что в последнем случае совершению действий объективно ничего не препятствовало.

5. Ответственность предусмотрена и за иные формы воспрепятствования законной предпринимательской деятельности. Указанная формулировка предусматривает настолько широкий круг возможных правонарушений в самых разнообразных формах, насколько широк перечень прав, предоставленных законодательством лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность. В частности, в последнее время начинает складываться практика осуждения по ч. 1 комментируемой статьи глав муниципальных образований за то, что они под угрозой проведения необоснованных проверок принуждали предпринимателей к непредусмотренному законодательством перечислению средств в специально созданные местные фонды, имущество которых использовалось для проведения различных празднований, встреч комиссий и т.п.

6. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

8. По ч. 2 комментируемой статьи следует квалифицировать действия, заключающиеся в продолжении воспрепятствования законной предпринимательской деятельности, например, в форме незаконного вмешательства в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица независимо от того, на основании какого материального закона было принято судом решение о незаконности действий должностного лица.

9. К крупному ущербу, причиненному воспрепятствованием законной предпринимательской деятельности, следует относить не только реальный материальный ущерб, но и упущенную выгоду (ст. 15 ГК), исчисляемую с учетом приводимых потерпевшими расчетов.

Другой комментарий к статье 162 ГК РФ

1. Статья имеет в виду как сделки, простая письменная форма которых предписана законом (см. ст. 161 и коммент. к ней), так и сделки, для совершения которых письменная форма установлена соглашением сторон.

2. По общему правилу несоблюдение простой письменной формы сделки не влечет ее недействительности, а усложняет положение сторон в случае возникновения между ними споров: участники сделки не могут ссылаться на свидетелей, но вправе использовать письменные и другие доказательства.

3. Перечень письменных доказательств определен в ст. 71 ГПК и ст. 75 АПК, причем в последней он является более полным и включает всякого рода документы и материалы, в т.ч. полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи либо другим способом, позволяющим установить достоверность документа.

4. Другими доказательствами, которые могут приводить стороны при спорах, связанных с несоблюдением простой письменной формы сделки, являются вещественные доказательства и заключения экспертов (ст. 73, 86 ГПК, ст. 76, 82 АПК).

5. В отдельных случаях ГК в изъятие из общего правила п. 1 ст. 162 допускает подтверждение сделки и ее условий свидетельскими показаниями. Это разрешено в договоре розничной купли-продажи (ст. 493), при оспаривании договора займа по его безденежности (п. 2 ст. 812), в некоторых спорах по договору хранения (ст. 887).

6. Случаи, когда в силу прямого указания ГК несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность, многочисленны. Это неустойка (ст. 331), залог (ст. 339), поручительство (ст. 362), продажа недвижимости (ст. 550), продажа предприятия (ст. 560), аренда зданий и сооружений (ст. 651), кредитный договор (ст. 820), договор банковского вклада (п. 2 ст. 836), страхование (ст. 940), доверительное управление (ст. 1017), коммерческая концессия (ст. 1028) и некоторые другие.

7. Называемые в п. 3 статьи внешнеэкономические сделки после принятия федеральных законов о государственном регулировании внешнеторговой деятельности (СЗ РФ, 1995, N 42, ст. 3923; 2003, N 50, ст. 4850) именуются в законодательстве Российской Федерации не внешнеэкономическими, а внешнеторговыми, что не влияет на их юридическую сущность. Это сделки с иностранными физическими и юридическими лицами в сфере внешнеторговой (внешнеэкономической) деятельности.

В п. 3 для внешнеэкономической сделки установлено правило, допускаемое п. 2 статьи, о недействительности такой сделки в случае несоблюдения при ее совершении простой письменной формы. Ранее действовавшая норма о совершении внешнеторговых сделок за подписями двух лиц (Постановление СМ СССР от 14.02.78 N 122 — СП СССР, 1978, N 6, ст. 35) утратила свою силу. Однако, если уставом (положением) юридического лица предусматривается совершение внешнеторговых сделок за двумя подписями, для действительности сделки, помимо письменной формы, необходимо соблюдение этого правила.

8. Последствия несоблюдения обязательной письменной формы при совершении сделки редакционно сформулированы в ГК недостаточно четко. В большинстве статей говорится о недействительности в этих случаях соответствующей сделки. Однако в ряде статей это положение дополняется указанием, что такая сделка является ничтожной (ст. 820, 836, 1028). Исходя из смысла названных норм следует считать, что во всех случаях соответствующие сделки являются ничтожными как противоречащие требованиям закона и последствия таких сделок должны определяться согласно правилам ст. 167 ГК.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий